Главная  Биография  Творчество  Фото  Статьи  Воспоминания  Форум  Гостевая
 
 
 
Сказки Григория Гурвича

Немногим более двух лет назад (точную дату не помню, ибо для меня, из-за отсутствия смены сезонов года, время движется бесконтрольно) канал российского телевидения РТР транслировал вечер по случаю 40-летия Григория Гурвича. Было шумно и весело, неожиданно и талантливо, как вообще все, что связано с личностью этого человека. Юбиляра от души и притом остроумно приветствовали коллеги из Москвы и Баку (в этом южном приморском и некогда интернациональном городе Гриша Гурвич родился и вырос, что нашло отражение в его характере и творчестве).



На сцене актеры показывали лучшие фрагменты из спектаклей театра "Летучая мышь", а в зале на это искрометное зрелище живо откликались театральные и телевизионные люди, уже само присутствие которых красноречиво свидетельствовало и об их неравнодушном отношении к виновнику торжества, и о его месте в иерархии шоу-бизнеса...
Когда пришло известие о том, что Григория Гурвича не стало, телеканал РТР в память о нем показал запись того юбилейного шоу. И снова все было шумно, элегантно, только вот веселья не было, и происходящее на телекэране было отмечено горечью утраты.
В первой декаде мая театр-кабаре "Летучая мышь" впервые будет на гастролях в Израиле. Наверное, Гриша Гурвич был бы рад этому - ведь здесь живет его мама, здесь у него множество друзей, десятки тысяч поклонников его дарования. Григорий Гурвич, так много сделавший для того, чтобы создать свой театр и принести ему славу, будет незримо присутствовать на спектаклях, в которые вложил столько труда, блеска, таланта. Когда Гурвич задумывал это представление, когда замысел облекался в плоть и кровь, он не предполагал, что спектакль станет итогом того, что было сделано им в искусстве. Театральный режиссер, учившийся в ГИТИСе у знаменитой Марии Осиповны Кнебель, ученицы самого Станиславского (Кнебель говорила, что у нее на курсе много способных ребят, но талантливый только один - Гриша), успевший к тому времени приобрести некоторый постановочный опыт на драматической сцене, Гриша тем не менее всему прочему предпочел жанр театра-кабаре. Что это было - погоня за легким успехом? Нет, ничего подобного - специалисты знают, каких трудов, фантазии, нервов стоит этот, казалось бы, легкий жанр, сколько пота и крови надо пролить, чтобы создать искрометное действо.
Театр-кабаре был для Гурвича не только эстетическим, но и гражданским выбором. То было время конца перестройки, когда на волне вседозволенности, которая почему-то именовалась свободой, российские театр, кинематограф, литературу мутным потоком захлестнула чернуха. А Гурвич считал (об этом сказал в одном из интервью его друг Виктор Шендерович), что именно тогда, когда все вокруг плохо, человеку нужно подарить сказку, надежду, воплотив их в хорошей музыке, пении, танце. Шендерович заметил, что многократно ходил на одни и те же спектакли "Летучей мыши", даже на отдельные номера, и получал заряд бодрости и радости - "как будто новую батарейку вставлял!"
Первая, знаменитая "Летучая мышь", связанная с прославленными капустниками Художественного театра, была создана Никитой Балиевым также не в лучшие для России предреволюционные годы и имела шумный успех, потому что помогала своей публике обрести душевную радость. На ее сцене в Большом Гнездниковском переулке, что в самом центре Москвы, корифеи театра позволяли себе и зрителям "оттянуться", как сказали бы теперь. Строгий мэтр Станиславский, вспомнив свои опереточные опыты в юности, лихо отплясывал канкан, неприступный с виду Немирович-Данченко со слезой во взоре пел бурлацкие песни, первый любовник (по нынешнему - секс-символ) МХАТа Качалов изображал циркового берейтора, а в роли дрессированной лошади возникал не менее знаменитый Москвин. Сначала это было кабаре для мхатовцев и остального театрального люда, позже - для всех желающих. А затем наступило время октябрьского переворота, и Балиев, прихватив свою труппу, укатил за границу - до лучших времен. Но эти времена все не приходили, и кто знает, наступили бы они когда-либо для "Летучей мыши", если бы не Григорий Гурвич. Именно он, азартно решив -будь что будет!- в 1989 году на свой страх и риск возродил театр - на том же месте, с тем же названием: "Летучая мышь". Он знал расхожую истину: кто не рискует, тот не пьет шампанское. На премьере первого спектакля шампанское пили - и на сцене, и в зале (кабаре же!), и тост был единый: за удачу "Летучей мыши". Тост оказался пророческим, удача не заставила себя ждать. Григорий Гурвич не только писал сценарии и стихи для представлений, не только блистал в них как удачливый режиссер, но еще - и это в традиции Балиева - появлялся на сцене в качестве конферансье, демонстрируя при этом не просто обаяние, но и прекрасный дар импровизации, для чего нужен особый талант. Талантом Бог Григория Гурвича не обделил, причем проявлялся он во многих областях творчества и жизни вообще, в умении находить спонсоров, которые не только обещали, как это нередко бывает, но и вкладывали средства в спектакли. Театр "Летучая мышь" - зрелище дорогое и в художественном, и в финансовом плане. Это труппа численностью более 80 человек, прекрасные костюмы, собственный оркестр - в "Летучей мыши" звучит живая музыка, что создает особую атмосферу праздничности.
Спектакль, который будет показан в Израиле, называется "Великие и неповторимые"(есть у него и еще одно название - "Великая иллюзия"). Этими эпитетами Гурвич определял лучшие мюзиклы XX века, фрагменты которых и вошли в музыкально-хореографический дивертисмент: "Фантом оперы", "Эвита", "Хелло, Долли!", Иисус Христос - суперзвезда", "Скрипач на крыше", "Кошки" и еще ряд других, создавших славу жанру. Гурвич хорошо знал классические постановки мюзиклов, шедшие в Нью-Йорке и Лондоне, многократно видел их, прежде чем позволил себе взяться за эту работу. Это не был "Бродвей для бедных", как злословили недоброжелатели театра. Нет, Гурвич и не вступал в заочное соревнование с родоначальниками жанра. Имея в театре талантливых, отлично выученных артистов, он продемонстрировал и возможности труппы, и свой взгляд на мюзикл как таковой, объединив единым сюжетом лучшие номера из популярнейших произведений этого жанра. В чем и преуспел.
Наверное, для полноты портрета Григория Гурвича-шоумена следовало бы вспомнить о его блестящей карьере на телевидении - он был сценаристом некогда весьма популярной на ТВ передачи "Под знаком Зодиака", работал во "Времячке", создавал новогодние телешоу. Особо надо было бы сказать о "Старой квартире". Но делать этого не стану, ибо многие наши читатели - активнейшие зрители российских телеканалов, и прекрасно все это знают и помнят. Об одном лишь упомяну: когда создатели "Старой квартиры" определяли кандидатуру ведущего, а их было несколько -Александр Ширвиндт, Леонид Якубович, Игорь Костолевский, выбор пал на Григория Гурвича. Решение было сколь неожиданным, столь и беспроигрышным. Именно благодаря Грише программа имела такой длительный успех. Без него передача, на мой взгляд, стала заурядной, бесцветной. И еще об одном считаю для себя возможным вспомнить. Я хорошо помню очаровательного малыша Гришу Гурвича, которого его мама Майя Львовна, одна из красивейших женщин Баку, приводила на Приморский бульвар, в "еврейскую" аллею, где обычно выгуливали детишек еврейские мамы. У его папы, Ефима Григорьевича, времени на прогулки не было, он всегда был занят - директор телеграфного агентства, член республиканского ЦК партии, депутат Верховного совета Азербайджана. Но при всей занятости он находил возможность следить за успехами сына, а когда тот уже учился в столице, гордился и его блистательными капустниками, на которые стремилась попасть вся театральная Москва, и приятельством с такими известными людьми, как Марк Захаров, Андрей Миронов, Григорий Горин. Бакинец Гриша Гурвич завоевал Москву по-д'артаньяновски легко, весело, с блеском. А тот факт, что его дипломный спектакль был закрыт худруком театра им. Маяковского Андреем Гончаровым, лишь прибавил молодому режиссеру популярности у свободомыслящих театралов. Со школьных лет Гриша Гурвич мечтал стать режиссером и жить в столице. И свою мечту осуществил.
Израильские гастроли труппа театра "Летучая мышь" посвящает светлой памяти Григория Гурвича.


Инна Гольдштейн