Главная  Биография  Творчество  Фото  Статьи  Воспоминания  Форум  Гостевая
 
 
 
Водевиль в память

Тот, кто смотрит программы русского телевидения, не может не помнить цикла передач под общим названием "Старая квартира" и их постоянною ведущего, полноватого, веселого, остроумного Григория Гурвича, который в общении и с гостями "квартиры" и со зрительным залом всегда находил какие-то очень точные слова, создавая атмосферу доверия и побуждая к откровенности.
Когда я прочла в одной из российских газет некролог и увидела фотографию Гриши в траурной рамке, стало не по себе. Такой веселый, такой жизнеутверждающий, такой молодой конце концов. Сегодня в рубрике "Уходя оставить свет" своими воспоминаниями о Григории Гурвиче с читателями поделится Юрий РУБИНЧИК, его близкий друг, товарищ по студенческому театру, а сейчас инженер и руководитель собственного театра, но уже не в Баку, а е Бостоне.





- Мы познакомились очень давно, еще школьниками, на чьем-то дне рождения. Гриша показался мне, человеком очень легким. Он обладал удивительной способностью к мгновенной и остроумной импровизации по любому поводу, делал это чрезвычайно смешно, что дается далеко не каждому. И вся компания дружно смеялась Гришиными шуткам, точным, метким, но не обидным.
А потом мы встретились уже в театре. Если вы бакинка, то вы не могли не знать о нашем знаменитом театре студентов филфака в университете. У нас тогда было сложное время, мы разошлись во мнениях со своим режиссером. И, как большевики, ушли с гордо поднятой головой, решав доказать себе и миру что можем организовать собственный театр. Я думаю, что именно тогда Гриша впервые "вышел на поверхность". Он играл в новом спектакле небольшую роль. Но театр жил "на общинных началах", и мы делали все, что было надо, не делили между собой ролей. Надо было писать песни, писали, надо было делать декорации, делали. Надо бы придумать какой-то трюк, придумывали. И в это замечательное время Гриша по-моему, родился как актер. Хотя и раньше никто не сомневался, что его призвание - сцена.




- Что Один спектакль мы сделали, но после него что-то перестало поучаться . Однажды пришел Гриша и предложил поставить пьесу Эжена Лабиша. Мы прочли. Пьеса понравилась. И водевиль состоялся. Гриша написал к нему массу, которые стали песнями, и сыграл одну из главных ролей. У меня до сих пор сохранилась любительская видеопленка спектакля, которую я обещал передать маме Гриши, Майе Львовне. Она сейчас живет в Израиле и старается создать музей памяти сына. На пленке нет звука и цвета, но сохранился дух, неповторимый дух по-настоящему творческого человека.
он был за человек?

- Это очень сложно рассказать. Каждый из нас имеет и достоинства, и недостатки. Но таланту прощается многое. И помогать ему надо обязательно. Гриша был неимоверно талантлив. Это не может оспорить никто. Он любил себя. Но кто из нас себя не любит? Хотя Гриша - очень по праву... Потом мы доставили еще один спектакль о Мольере по пьесе М. Булгакова "Кабала святош", в которой Гриша сыграл слугу главного героя. И на этом Гришина театральная карьера в нашем театре закончилась. Но Гриша много писал - из него прямо выплескивался неистощимый фонтан остроумия и мудрости. Стихи, шутки на любые темы, иногда даже горьковатые. Так он самовыражался. Понимаете, о чем я говорю? После филфака АзГУ Гриша поехал учиться и ГИТИС и был принят в класс известного педагога Марии Кнебель. Довольно быстро стал известен в Москве, потому что писал тексты для знаменитых капустников в Доме актера. Мне довелось таи бывать, и это всегда было остро, весело, увлекательно. Среди благодарных зрителей бывали и звезды - Андрей Миронов, Булат Окуджава, Олег Табаков. А раз приглашали туда, значит, зиали. Потом Гриша организовал знаменитый театр-кабаре "Летучая мышь", Это не мой жанр, но зрителям нравилось. Театр всегда был полон. И Гриша именно там проявился во многих лицах. Но особенно, как драматург-сценарист. Он писал отличные тексты. М мне кажется, это было его настоящим призванием.
- Ваши пути в дальнейшем пересекались?
- Нет, Гриша уехал в Москву, кончил ГИТИС и работал. А я оставался в Баку до самой эмиграции в Америку. Хотя мы еще встречались, и я даже был па одном из Гришиных спектаклей. А если он приезжал в родной город, мы всегда виделись, и это были замечательные встречи.
- А как он умер, от чего?
- У него неожиданно обнаружилось белокровие. Лечили в Израиле и довольно успешно. Но после всех процедур организм ослаб, и, простудившись, не смог справиться с болезнью. Это случилось два года назад. Грише было всего сорок два. Для всех, кто его знал, эта смерть стала потрясением. А сейчас наш бывший студенческий театр разделился ровно пополам. Половина живет в Израиле, половина в Америке.
- Люди, в чьей жизни 6мл театр, вылечиться от него не могут. Так ведь?
- Согласен, эта "болезнь" на всю жизнь. И у меня потом в Баку тоже был театр при Доме офицеров, назывался "Диалог". Когда там начались известные события, я понял, что потерял точку отсчета. А потом уехал. Сначала было не до театра , надо было устраивать жизнь. Но пять лет назад мы с женой все-таки решили попробовать. Мы с ней когда-то изменю в театре встретились. Здесь, в Бостоне, вначале собрали нечто похожее на студенческую труппу. Пришли ребята из разных университетов. Те, которые болели KBНом, кому театра в жизни не хватало. Мы назвались емким словом "Круг" и работаем сейчас при Еврейском центре. Уже запустили четыре спектакля. По пьесе Е. Шварца "Тень", "Две стрелы" Л.Володина, "Автобус" болгарского автора Страфиева, и последний спектакль, сыгранный при полном зале - рекорд для любительского театра, был по пьесе Г.Горина "Забыть Герострата". А сейчас - вы будете смеяться.
- Не буду.
- Я считаю своим долгам, и ребята со мной согласны, мы хотим поставить тот спектакль, для которого Гриша Гурвич написал замечательные песни и в котором играл. Та самая "Пыль в глаза" Эжена Лабиша. В память о Грише Гурвиче. Но не только о нем, то память о молодости, обо всем хорошем, что у нас тогда было, и, конечно ж«е о Грише, в первую очередь.

Так случилось, что я готовила эту публикацию, в редакцию пришло письмо от нашего питателя Евгения Малева, в котором речь тоже шла о Григории Гурвиче. Мне хотелось бы привести несколько выдержек, которые существенно дополняют воспоминания Юрия Рубинчика.

"После одного из самых удивительных капустников в Доме актера, к Грише подошел Марк Захаров и, узнав, что Гриша - автор таких понравившихся всем и очень смешных текстов, предложил молодому парню, тогда еще студенту ГИТИСа, попробовать вновь открыть театр-кабаре, существовавший в Москве 70 лет назад. Это было в 1983 году. Первые же спектакли имели бешеный успех и прекрасную прессу. О театре писали даже американская и немецкая печать.
А потом Лев Новоженов предложил Грише вести на телевидении "культурную часть" "Времечка". Так Григорий Гурвич стал известен миллионам телезрителей. Ведущим "Старой квартиры" Гриша стал случайно, заменив заболевшего А.Ширвиндта на первой съемке. И следующие три года программа была одной из самых рейтинговых проектом ТВ.
Конечно, вы помните. что у Григория Гурвича был нервный тик, и это обстоятельство раздражало некоторых боссов телевидения. Но сподвижник и защитник Гриши, Лев Новоженов на все замечания по этому поводу неизменно отвечал: "У него есть тик, но еще есть и что сказать. У других тика нет, но и сказать нечего." Его работа была отмечена престижной журналистской премией Тэффи. А памятью о Грише стали эти программы, которые сегодня можно найти в домашних видеотеках многих почитателей в разных концах земли.
Уходя оставить свет,
Это больше, чем остаться.



Софья Раскина