Главная  Биография  Творчество  Фото  Статьи  Воспоминания  Форум  Гостевая
 
 
 
Летучая стая осталась без вожака

Сказать, что в нашем театре случилось горе, — значит, ничего не сказать. На взле-те, в зените успеха ушел из жизни самый яркий и талантливый режиссер поколения 40-летних Григорий Гурвич.
Десять лет он строил свой театр. Он не просил, не клянчил денег у государства — та-лант всегда гордый и надеется только на себя. Десять лет ушло на то, чтобы маленький театрик «Летучая мышь», прописанный в учебном театре ГИТИСа по Гнездниковскому переулку, заставил о себе говорить серьезно и уважи-тель-но. Он сделал театр. Он воспитал прекрасную труппу. Только у него в театре можно было найти отдохновение от чернушной жизни — его искусство было роскошным и праздничным, на два часа переселявшим зрителей на планету, где всегда радость.



Он умер в Израиле, в клинике, где его готовили к операции по пересадке костного моз-га. Четыре месяца он боролся за жизнь. Прошел несколько химиотерапий. Не выдержало сердце, и в ночь с 4 на 5 ноября он умер. Его последними словами были: «Мама, прости меня». Его мама была с ним до последней минуты.
Он обожал Москву. Москва обожала его. Но в воскресенье Гришу Гурвича похоронили на тель-авивском кладбище: такова была воля его матушки, проживающей в Израиле. Теперь у нее, кроме могилы единственного сына, ничего не осталось.
В Москве остался его театр, хотя «Летучая мышь» лишилась своего вожака и практически осталась без крыльев. Но труппа находится в прекрасном состоянии. Репертуар, созданный Гурвичем за несколько лет, собирает полные залы. «Летучая мышь» должна жить. Но как?..

«Московский комсомолец». 9 ноября 1999 г.